К.И. Чуковский, «Высокое искусство»

«Плохие переводчики страдают своеобразным малокровием мозга, которое делает их текст худосочным… Похоже, что они только о том и заботятся, как бы обескровить гениальные подлинники. У таких переводчиков нищенски убогий словарь: каждое иностранное слово имеет для них одно-единственное значение. Запас синонимов у них скуден до крайности…
Словесное худосочие надо лечить. Конечно, если болезнь запущена, окончательное выздоравление вряд ли возможно. Но всё же мы должны озаботиться, чтобы анемия приняла менее тяжёлую форму, а для этого переводчикам следует изо дня в день пополнять свои скудные запасы синонимов.
***
Богатый словарь нужен переводчику именно для того, чтобы переводить не дословно. Здесь своеобразный парадокс диалектики: если хочешь приблизиться к подлиннику, отойди возможно дальше от него, от его словарной оболочки и переводи его главную суть: его мысль, его стиль, его пафос (как выражался Белинский). Не букву буквой нужно воспроизводить в переводе, а (я готов повторять это тысячу раз!) улыбку – улыбкой, музыку – музыкой, душевную тональность – душевной тональностью.
***
Переводчики часто попадают впросак из-за того, что им остаются неведомы самые элементарные идиомы и прихоти чужого языка. Следовало бы составлять особые словари таких языковых причуд.»