У каждого своя Алиса

Алиса в стране чудес

Посмотрев нашумевшую экранизацию «Алисы в стране чудес», становится очевидно, что Тим Бертон достаточно вольно интерпретировал сказку Кэролла: Алиса стала старше, а всё происходящее из сказки превратилось в захватывающее зрелище с элементами готического романа. Тем не менее, «узловые» моменты остались неизменны: Алиса попадает в подземный мир, погнавшись за Белым Кроликом, присутствует на Безумном чаепитии, встретиться и с Мартовским зайцем, и с очаровательным Чеширским котом… Собственно, сюжет у Кэролла довольно условен – это только стержень, на который нанизана великолепная игра слов и языковые каламбуры – что, к чести Бертона, было сохранено и в фильме. Более того, эта речевая многозначность и неповторимый Кэролловский стиль не были утеряны при переводе на русский язык, что часто случается. Перевод Нины Демуровой конгениален оригиналу: там, где в фильме находки Кэролла сохранены, мы это сразы замечаем: Брандашмыг действительно злопастный, а Бармаглот никем, кроме как Бармаглотом, и быть не может. А как вам такой аргумент в пользу Красной королевы: «Я старше и монарше»?
Как бы ни был хорош перевод, из него всё-таки выпала одна существенная деталь. Мир, в котором Алиса побывала во сне 6-летней девочкой и куда вернулась 13 лет спустя, на самом деле называется вовсе не Wonderland, то есть Страна чудес, а как позже узнаёт Алиса, Underland – Подземье. И там всё намного жёстче, взрослее и готичнее. За власть тут ведут борьбу Красная и Белая Королевы – повелительница карт и монархиня шахматного мира – азарт, непредсказуемость, шулерство и четкие линии, гармония и справедливость интеллектуальных построений. И в отличие от Кэролла, у которого Красная королева постоянно кричит «Голову с плеч!», у Бертона она отнюдь не ограничивается угрозами. Шляпнику, выросшему в фильме из эпизодического персонажа в главного героя, как раз и грозит обезглавливание. Кладя голову на плаху, он ни за что не хочет расставаться со шляпой. Палач с викторианской любезностью соглашается: «Воля ваша, сэр! Я работаю не с головой, а с шеей!» Это, на мой взгляд, ещё одна замечательная лингвистическая находка, коих у Бертона великое множество.
На протяжении всего фильма герои периодически сомневаются: та ли это Алиса, что перекликается и с потенциальной реакцией зрителей на такую трактовку давно полюбившейся сказки. Однако Кэролл оставляет простор для фантазии в своём произведении, а значит, у каждого – своя Алиса!

Источник